Свежие новости

Восстановление доверия или «присвоение» Закарпатья: что задумала Венгрия?

Top-bit

Венгрия и Закарпатье

Почему Венгрия после ряда провокационных заявлений относительно Украины внезапно хочет примириться с нашей страной и чего на самом деле стремится достичь «защитой нацменьшинств»? Одиозный глава венгерского МИД Петер Сиярто внезапно заговорил о восстановлении доверия между Венгрией и Украиной. В Будапеште даже разработали ряд предложений для Киева и предлагают Украине… заключить соглашение по защите национальных меньшинств.

Венгерское предложение предусматривает, что обе страны будут воздерживаться от политики, которая приведет к ассимиляции нацменьшинств и к изменению состава национальностей на Закарпатье. Также соглашение должно гарантировать меньшинствам свободное использование их родного языка в разных сферах жизни. На этой неделе Венгрия даже внесет изменения в названия (!) должности «уполномоченного по Закарпатью», а наш МИД внедрит похожую должность.

Также наши соседи уже успели и условия снятия вето с комиссии Украина-НАТО озвучить. Венгрия немедленно отзовет вето, как только украинская сторона перестанет нарушать (!) права венгерского национального меньшинства на Закарпатье. В частности, пересмотрит закон об образовании и восстановит право закарпатских венгров на обучение на родном языке.

Что за этим стоит? Председатель ОУН Богдан Червак убежден: Венгрии на самом деле речь идет не о «защите национальных меньшинств». Она претендует на украинское Закарпатье и даже не скрывает собственного шовинизма. А тем временем Орос Илдико, ректор Закарпатского венгерского института имени ф. Ракоци II, на митинге в Будапеште заявляет: венгров в Украине притесняют «фашистскими методами». А направлены против них провокации значительно увеличились.

Почему Венгрия после ряда провокационных заявлений относительно Украины внезапно хочет примириться с нашей страной и чего на самом деле стремится достичь «защитой нацменьшинств»? Об этом наш корреспондент спрашивал у украинского дипломата Вадима Трюхана, политического обозревателя Дмитрия Тужанского и аналитика Закарпатского информационного центра «Майдан Мониторинг» Павла Гомоная.

Какой еще защиты для нацменьшинств требует Венгрия? И почему вдруг Сиярто заговорил о восстановлении доверия между странами?

Вадим Трюхан:
Проблема в том, что Венгрия является недоговороспособной страной, ведь внутриполитические цели преобладают над здравым смыслом в отношениях с государствами-соседями. И даже в этом случае, когда Сиярто после встречи с министром иностранных дел Украины Климкиным начал говорить о восстановлении доверия, он сразу же встретился с Генеральным секретарем НАТО Столтенбергом. По результатам встречи обнародовали пресс-релиз на странице правительства Венгрии, где было указано, что Сиярто отметил в разговоре с Натовским чиновником об ухудшении ситуации в отношениях с Украиной. При этом утверждал, что, мол, Украина не выполняет тех договоренностей, которые ранее достигли во время встреч министров иностранных дел. Это означает, что Венгрия пытается использовать свое право вето в НАТО, чтобы повысить собственную геополитическую вес.

Что же до заключения двусторонних соглашений о сотрудничестве в сфере защиты меньшинств, то это общепринятая международная практика. Но вопрос в том, чтобы не перейти грань, когда сотрудничество в сфере защиты прав меньшинств превратится в откровенное вмешательство одного государства во внутренние дела другого.

Павел Гомонай:
Очевидно, это заявление вызвано определенным давлением западных партнеров на Венгрию, в форме мягкий предлагают нормализовать отношения с соседними странами. Ведь проблемы у нее — не только с Украиной. Наше государство же достаточно четко сформулировала свою позицию относительно «языкового закона»: обеспечение для всех граждан Украины возможностей выучить украинский язык при сохранении прав на обучение на родном языке. И наш МИД должен декларировать готовность к дальнейшему диалогу и разъяснения, почему изучение украинского языка отвечает прежде всего интересам национальных меньшинств. Ведь это доступ к высшему образованию и тому подобное.

Дмитрий Тужанский:
Сегодня в украинско-венгерских отношениях обе стороны понимают, что зашли в конфликте довольно далеко. Хотя на самом деле никому обострение в дальнейшем не нужно. Но время не стоит ожидать быстрого решения недоразумения. В конце концов, об этом свидетельствует и последнее заявление того же Петера Сиярто после встречи с Генсеком НАТО: он сказал, что Будапешт не видит оснований разблокировать заседания комиссии Украина — НАТО поскольку Киев не окончательно узаконил рекомендации Венецианской комиссии. Сегодня налицо системный кризис в отношениях между странами, в том числе кризис доверия. Из такой ситуации выходят, обычно, довольно долго, и это даже при условии, если обе стороны хотят и готовы искать взаимопонимание.

Какова цель таких заявлений, как заявление ректорки Закарпатского венгерского университета в Будапеште? Как на них должна реагировать наша власть?

Вадим Трюхан:
Это политиканство, направленное на то, чтобы завоевать определенные рейтинговые баллы в политическом плане. Бесспорно, такие случаи должны привлекать внимание наших венгерских коллег о недопустимости таких заявлений.

Павел Гомонай:
Это заявление иллюстрирует уровень нервозности среди закарпатских венгров. Украинскому правительству нужно продолжать диалог с местными венграми, объяснять свою позицию. Какие-то репрессивные меры или резкие заявления в ответ — абсолютно неуместны. Тем более, что и так есть достаточно сил, которые подпитывают истерию вокруг венгерского меньшинства. Стоит упомянуть двойной поджог и подрыв с интервалом в месяц дома общества венгерской культуры, выполненный на заказ Москвы польскими радикалами и приднестровскими кагебистами.

Дмитрий Тужанский:
Илдика Орос то перестаралась в попытке произвести впечатление на руководство Венгрии, то не сдержала эмоции. Главное, чтобы и она и ее соратники по КМКС (партия венгров Закарпатья. — Ред.) осознали, что они серьезно ошиблись в этом случае и сделали выводы. А не продолжали настаивать на своей позиции и правоте, как сейчас.

Насколько важна для Венгрии должность «уполномоченного по Закарпатью» и какое значение для нас будет иметь похожая должность, введенная нашим МИД?

Вадим Трюхан:
В Венгрии такая должность приравнивается к уровню вице-премьер-министра, то есть заместителя премьера Орбана. Если это действительно будет высокопоставленное лицо, которое будет заниматься вопросами трансграничного сотрудничества, а не вмешательством во внутренние дела Украины, то здесь ничего угрожающего нет. И если говорить о защите прав украинского меньшинства, то вряд ли Украина здесь может действовать симметрично. Ведь украинское меньшинство в Венгрии — малочисленная.

Недавно правительство Венгрии объявило об увеличении суммы средств, выделяемой на поддержку венгерского меньшинства. И сейчас идет борьба между Венгрией и Украиной за венгерское меньшинство в Закарпатской области, которая составляет около 10…12 %. И поскольку мы в течение 27-х годов уделяли достаточно мало внимания обеспечению прав и интересов нацменьшинств, то теперь правительство должно создать такие условия, которые бы позволили выиграть эту борьбу. И продемонстрировать украинским гражданам, которые ассоциируют себя с тем или иным меньшинством, что наше правительство о них заботится. Что Украина более, чем любое другое государство поддерживает своих граждан. И в этом плане такое высокопоставленное лицо (полномочия мог бы выполнять даже один из украинских вице-премьеров) и имела бы заниматься интеграцией национальных меньшинств, в том числе венгерской, в украинское общество.

Дмитрий Тужанский:
Это полезные посты в плане реального сотрудничества двух стран и евроинтеграции Украины. Ведь речь идет о грантовые и трансграничные проекты на Закарпатье, связаны с гуманитарной поддержкой, инвестициями, социальными проектами, развитием культурных связей.

Павел Гомонай:
В этом случае венгерское правительство согласилось изменить провокационное название должности на более приличную.

Чего еще можно ожидать от Венгрии в ее деятельности по «присвоение» Закарпатья?

Павел Гомонай:
В Венгрии для этого нет ресурсов, это страшилки для внутреннего потребления. И не надо забывать, что мы находимся в состоянии войны с РФ, и война эта продолжается не только на Востоке. Кремль заинтересован в большей дестабилизации в Украине. Ведь это коварный враг, у которого огромный опыт организации кровавых межнациональных конфликтов почти на пустом месте.

Вадим Трюхан:
Венгрия как страна не имеет возможностей для того, чтобы, условно говоря, реализовать сценарий под названием «Крым-2». Потому что это небольшая страна, которая имеет всего 10 млн населения с достаточно немногочисленной армией — около 30 тысяч военнослужащих. У них только 30 танков на вооружении. Поэтому это больше политические игры, чем целенаправленный сценарий до начала какой гибридной войны против Украины. Украина же никоим образом уступать не должна. Реагировать на упреки надо, но вести себя солидно и спокойно. И ни в коем случае не поддаваться на провокации.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.