Свежие новости

Картинка с выставки. Как КГБ обыграло украинскую диаспору на Экспо-67 в Монреале

Top-bit

Экспо-67 в Монреале

“Козырями” диаспоры была массовость участников, которые хотели принять участие в акциях протеста, и канадская демократия. В то же время, на стороне СССР были огромные ресурсы, опытный КГБ, канадская полиция и агенты влияния. В тот раз кгэбисты выиграли, и акции диаспоры сорвали. Мы исследовали архивные документы КГБ УССР, в которых отчитывается о том, как чекисты противостояли украинским активистам в советском павильоне на Всемирной выставке 1967 года (Экспо-67) в Монреале.

СССР в условиях Холодной войны не жалел усилий и денег для создания на международном уровне выгодной для себя “картинки”. На формирование положительного имиджа советской власти десятилетиями работала целая мощная индустрия, частями которой были тысячи представителей различных государственных структур. Важным “участком работы” на этом направлении были масштабные спортивные, культурные и другие мероприятия, в которых участвовал СССР – олимпиады, футбольные турниры, всемирные выставки.

О том, чтобы участие советских делегаций на зарубежных “ивентах” стала рекламой коммунистического режима, заботились частности чекисты. Одной из задач КГБ было предупреждение каких-либо нежелательных эксцессов – в частности, антисоветских акций протеста. Считалось, что подобные “враждебные проявления” перед сотнями объективов СМИ наносят существенный ущерб престижу страны. А поводов для таких акций хватало – это и агрессия СССР против соседей, и репрессии против инакомыслящих. Узнать, что делал Комитет госбезопасности (КГБ) для того, чтобы очередная международная событие прошло без нежелательных эксцессов, позволяют рассекреченные документы из архива СБУ.

Украинская угроза
“Чрезвычайно важным политическим и пропагандистским мероприятием нашего государства на международной арене” КГБ называет участие Советского Союза во Всемирной выставке 1967 года (Экспо-67) в канадском Монреале (которая стала одной из наиболее значимых выставок за всю историю). Монреальские острова, на которых проводили Экспо, на полгода (с апреля по октябрь) стали ареной неофициального противостояния СССР и США – павильоны именно этих двух стран привлекли больше всего внимания гостей и прессы.

Одним из нововведений Экспо-67 стали “национальные дни” с торжествами в честь различных стран-участников. “День США” – пришелся на 30 мая. Американцы тогда получили громкого “пощечину” – официальную церемонию сопровождали протесты против войны во Вьетнаме. Возгласы “Джонсон – убийца” (президент США Линдон Джонсон как раз прибыл на выставку) и поднятия разорванного протестующими флага США, по мнению КГБ, стали наиболее заметными событиями того дня, о которые массово написала пресса.

На август в рамках выставки были запланированы национальный “День СССР” и специальный (это несколько более низкий статус) “День Советской Украины”, на которые должны были приехать правительственные делегации из Москвы и Киева. Чекисты должны были сделать все, чтобы обошлось без “неприятных сюрпризов” наподобие тех, что случились в “американский” день. Испортить “праздник” Советского Союза в Монреале могли прежде всего заокеанские украинцы. На тот момент украинская диаспора в Канаде составляла приблизительно полмиллиона людей – и среди них было много националистов, которые, разумеется, не имели никаких симпатий к коммунистической власти. Особую опасность, по мнению чекистов, составляли “бандеровские организации” из соседних США.

КГБ отмечал активизацию антисоветской деятельности украинских диаспорных организаций именно в 1967 году – по мнению чекистов, это было связано с усложнением международной ситуации, в частности, Шестидневная войной и приближением 50-летия Октябрьской революции), поэтому в советской стороны сомнений в подготовке неких “провокаций” на выставке не оставалось. Националисты, собственно, своих намерений и не скрывали. Например, в диаспорной газете “Наша цель” появилась статья “Обман во всемирном масштабе” (ее в своем сообщении цитирует КГБ) с призывом к канадских и американских украинцев прийти на выставку и в разные способы заявить всему миру, что государственность Советской Украины – это блеф.

Все в Монреаль!
Впоследствии стало известно, что масштабные антисоветские выступления запланированы на 16 августа – “День СССР” на Экспо-67. Активно готовились к акциям, по данным КГБ, две организации – Лига освобождения Украины (ЛПУ) и Союз украинской молодежи (СУМ). Такие структуры, как Комитет украинцев Канады (КУК) и Украинское национальное объединение (УНО), как отмечали чекисты, хоть и были антисоветскими, но от активных действий в “День СССР” отказались (и услышали обвинения в нерешительности от более радикальных сил).

Поскольку речь шла именно об украинских националистов, то противодействовать акциям имели чекисты с УССР (вместе с московскими коллегами). В Канаду заранее отправилась совместная опергруппа. Кроме того, “гэбисты” должны быть и вместе с правительственной делегацией (под видом переводчиков), и в группах украинских артистов. О “украинские дела” на выставке руководство республиканского КГБ периодически отчитывалось верхушке Компартии Украины – эти сообщения и сохранились в архиве. В конце июля диаспора устроила на монреальской выставке “Український тиждень”. Завершился он 29 июля слетом молодежных организаций местных украинцев. Он собрал, по информации чекистов, 2 тысячи членов молодежных организаций и 3 тысячи зрителей – украинцев из городов Канады и США.

Открытие слета чекисты назвали “массовой политической манифестацией, что носила откровенный антисоветский националистический характер”. Они обращают внимание на использование во время церемонии украинской символики и “военизированной формы”, зрелищность мероприятия и высокий уровень организации – в частности, предварительную подготовку участников в лагерях “Батурин” и “Верховина” возле Монреаля. Часть участников слета небольшими группами отправилась к советскому павильону. Там они несколько раз пытались сорвать с флагштоков флаги СССР и союзных республик. Полиция оттеснила их, а одного из организаторов задержала. Интересная деталь – этого организатора канадским правоохранителям показал работник КГБ, который следил за событиями.

Чекисты понимали, что это для националистов была лишь “разминка”, “репетиция” перед главной “битвой” – “Днем УССР”. Из собственных источников (вероятно, от агентов) они знали, что 16 августа националисты из украинской диаспоры планируют:

— привести на монреальську Площадь Наций тысячи своих людей и устроить обструкцию во время церемонии открытия “Дня УССР”;

— распространить в советском павильоне националистическую литературу и антисоветские листовки;

— арендовать спортивный самолет и разбрасывать листовки с неба над Площадью Наций;

— во время концерта советских украинских артистов в кинозале павильона СССР спеть “националистический гимн” (вероятно, “Еще не умерла Украина”);

— накануне снять с флагштока флаг Советской Украины и заменить его на сине-желтый;

— сделать антисоветские записи в книге отзывов павильона СССР;

— напечатать националистические статьи в монреальской прессе;

— устроить в Монреале заседание Украинского Национального Совета – законодательного органа в системе государственного центра УНР в изгнании;

— организовать массовую манифестацию перед зданиями канадского парламента и советского посольства в Оттаве по случаю 50-летия украинской революции и в знак протеста против оккупации Украины Россией.

К акциям диаспора готовилась более чем серьезно. Заранее заказали автобусы из разных городов и даже “спецпотяги” из Виннипега (наиболее “украинского” из крупных городов Канады) и Торонто. Должны были приехать и украинские активисты из США – по крайней мере, с Нью-Йорке, Чикаго и Филадельфии. Тысячи молодых украинцев продолжали находиться в лагерях под Монреалем – они тоже собирались присоединиться к протестам. Только на Площадь Наций (это квадратный амфитеатр, трибуны которого могли вместить до 8 тысяч зрителей) лидеры националистических структур рассчитывали привести минимум 5-6 тысяч человек. Маленькие группы активистов заранее приходили в советский павильон и общались с работниками-украинцами. Во-первых, они пытались разведать подробности мероприятий в “День СССР”, во-вторых – склонить кого-то к сотрудничеству или даже до решения остаться в Канаде.

КГБ называет имена двух таких посетителей. Это Роман Мац из США и Тарас Гукало из Монреаля, который в 1961 году был осужден за хулиганство на одном из концертов Ансамбля Советской Армии в Канаде”. Кстати, оба мужчины живы. Они являются достаточно известными представителями украинской диаспоры: Роман Мац – как ветеран УПА, Тарас Гукало – как журналист и автор фильма 1983 года “Неизвестный Голод”, первой документальной ленты о Голодоморе 1932-1933 годов в Украине.

Что сделает КГБ?
Такие “разведывательные вылазки” националистам не слишком помогли: они до последнего момента так и не узнали, что проведение “Дня УССР” перенесли с 16-го августа на 22-е. Неизвестно, зачем перенесли мероприятие, но не исключено, что чтобы сорвать планы украинцев диаспоры – тогда вполне логичным выглядит секретность такого решения. Это изрядно “спутало карты” протестующим. По информации КГБ, только из Соединенных Штатов в Монреаль 16 августа прибыли 7 тысяч украинцев (хотя, возможно, эта цифра включает и тех, кто приехал из канадских городов) – и практически все должны были возвращаться домой. Понятно, что ехать еще раз 6 дней спустя могли далеко не все (кстати, и 16, и 22 августа пришлись на рабочие дни – среду и вторник).

Однако это вовсе не означало, что теперь покоя в “День СССР” ничего не угрожает, и работники советской спецслужбы могут расслабиться. До 22 августа они продолжали работу по нескольким направлениям. Во-первых, чекисты плодотворно сотрудничали с местными властями, полицией, канадской контрразведкой и администрацией Экспо. В этой ситуации они были ситуативными союзниками – стороне, принимала, совсем не были нужны любые нападения на гостей и вообще скандалы на выставке. Советское посольство и руководство павильона СССР официально обратились к канадскому правительству с требованием “принять меры по пресечению подрывной деятельности украинских националистов”.

Однако, важнее была неформальная сотрудничество сторон. В сообщениях КГБ подчеркивается, что с властями Монреаля и провинции Квебек легче найти общий язык, чем с центральным руководством Канады. Это объяснялось тем, что именно в этом франкоязычном регионе были распространены автономистские настроения. В Квебеке саму выставку рассматривали как способ поднять престиж провинции, а приезд иностранных делегаций – как признак определенной собственной субъектности. Поэтому, по мнению чекистов, в проведении всех мероприятий без единого инцидента были больше заинтересованы в Монреале, чем в Оттаве.

Советская спецслужба “сливала” полицейским и службе безопасности Expo-67 списки потенциальных “нарушителей спокойствия”. Фигурантов этих списков, а также лидеров ЛПУ и СУММ полицейские вызвали на профилактические беседы, где им под угрозой немедленного ареста запрещали 22 августа появляться на территории Экспо. Чекисты сообщают, что такие аресты прежде всего бьют по кошельку активистов. В тогдашней Канаде, как указано в документе, арестованный должен был потратить 150-200 долларов, не считая судебных сборов. Если учесть инфляцию за 51 год и перевести канадские доллары в американские, то эта сумма будет равняться настоящим $850-1500.

Для того, чтобы создать “выгодное атмосферу среди сотрудников канадской службы безопасности и монреальской полиции”, представители СССР пошли на своеобразный подкуп. 21 августа, то есть перед “Днем УССР”, в городе состоялся специальный концерт советских артистов (среди тех, кто выступал Хор имени Веревки и Дмитрий Гнатюк). 2500 билетов на него раздали именно местным правоохранителям. КГБ стремился донести до канадских украинцев мнение о том, что участие в “проделках” на выставке – это опасно. Для этого сотрудники или агенты спецслужбы имели распространить среди представителей диаспоры слухи об усилении охраны советского павильона полицией, а также о намерениях местной власти “принять жесткие меры” против тех, кто нанесет вред павильона СССР Местом, где надо было запустить эти слухи, выбрали украинский книжный магазин “Арка” в Монреале.

Второй, не менее важное направление работы – неофициальная “обработка” лояльных и условно нейтральных структур местной диаспоры. Просоветской (или, как говорили в СССР, “прогрессивной”) диаспорным организацией было Общество объединенных украинских канадцев (ТОУК). По мнению исследователей, эта структура вообще находилась “под колпаком” КГБ). “Правильные” украинцы с ТОУК были в списке желаемых гостей на Экспо и во время встречи правительственной делегации с УССР. О сотрудничестве было договорено с председателем организации Петром Кравчуком. Однако, как отмечали чекисты, рассчитывать на существенную поддержку Общества не стоит. Во-первых, людей в нем немного – в Монреале примерно сотня. Во-вторых, на ТОУК якобы сильно давили националисты. В-третьих, несмотря на дружеское отношение к СССР, эта организация все же допускала критику Советской русификации Украины.

Конгресс украинцев Канады (КУК) и Украинского национального объединения (УНО) чекисты относили к числу “умеренных националистов”. Напомним, они не собирались протестовать на “Дни УССР” – поэтому выше мы назвали их “условно нейтральными”. Однако кгебистам надо было следить, чтобы они не поддались на призывы “радикалов”. Если поддадутся – убеждать, что все же не стоит присоединяться к протестам. В документах сохранилось имя человека, который вел переговоры с лидерами УНО и КУК. Это ответственный секретарь Общества культурных связей с украинцами за границей М. Левищенко.

Руководство КУК обязало всех, кто состоял в организации, воздержаться от антисоветских выступлений 22 августа после того, как КГБ «провел работу» с одним из влиятельных государственных деятелей Канады. Раньше чекисты констатировали, что УНО и КУК не решаются на какие-то резкие действия против СССР, поскольку опасаются нарваться на недовольство канадских властей, “тем более, что ряд главарей этих организаций занимают заметные должности в различных правительственных учреждениях”. Кроме того, канадские власти после заявленного советской стороной протеста заставила КУК отказаться от запланированных ранее заседание Украинской Национальной Рады и манифестаций в Оттаве.

КГБ отмечает, что при работе с “умеренными националистами” будут приложены усилия для “усиления раскола и разногласий в националистическом лагере”. Третье направление подготовки к “Дню УССР” – работа со СМИ. В “прогрессивных” (т. е. просоветских) и “буржуазных” изданиях должны быть опубликованы материалы, которые бы “создавали условия для установления атмосферы дружелюбия к УССР”, пропагандировали советские достижения, а также разоблачали бы “подрывные намерения националистов”.

На случай появления в канадской прессе накануне “Дня УССР” антисоветских публикаций были предусмотрены “контрпропагандистские акции с использованием прессы, официальных и неофициальных возможностей”. О каких именно “неофициальные возможностях” идет речь, в документе не уточняется, однако на ум сразу приходят две вещи: привлечение местной агентуры КГБ (которая была распространена, в частности, среди журналистов) и денежное “поощрение” СМИ для публикации нужных вещей.

Чекисты, к сожалению, не растолковывают в документе содержание еще одного пункта информационной работы – “активные мероприятия по компрометации Кричала Тараса (уже упомянутый монреальский украинец планировал активное участие в антисоветских акциях на Экспо – ред.) и других лиц, ведущих враждебную работу”. Вероятно, речь идет о те же самые негативные публикации в прессе (в случае с Гукалом можно было написать про его судимость за хулиганство).

Четвертый “фронт работ” – это подготовка к нейтрализации эффекта от выступлений тех националистов, которые все же попадут на выставку. КГБ планирует использовать массовку из советских граждан (даже моряков с кораблей СССР) и “прогрессивных” украинцев. Прежде всего, массовку надо было отправлять на Площадь Наций. Эта локация представляла собой квадратный амфитеатр на 8 тысяч мест – и доступ к ней имели все желающие (в отличие от павильонов, куда надо было покупать билеты).

“В связи с нехваткой людей для заполнения трибун на Площади Наций в целях обеспечения выгодного нам атмосферы на торжественной церемонии 22 августа ц.г. снимается максимально возможное количество сотрудников павильона, торговых точек, советских судов”, – докладывал Комитет госбезопасности. Кроме того, на случай, если националисты начнут что-то выкрикивать или петь, заранее готовились “шумовые эффекты” (какие именно – не объясняется). Тем временем, почти без эксцессов прошел “День СССР” и приближался “День СССР”. 18 августа в Канаду прилетела украинская делегация во главе с заместителем председателя Совета министров Советской Украины Петром Тронько. В ее состав входили, в частности, председатель Академии Наук украины Борис Патон, знаменитый тяжелоатлет Леонид Жаботинский и еще мало кому известный директор Новокраматорского машиностроительного завода Виталий Масол (диаспорная пресса называла его “Масоль”), который в 1994 году станет преемником Леонида Кучмы в кресле премьер-министра Украины.

20 августа делегация устроила пресс-конференцию. На нее тоже могли прийти “враждебные элементы”, поднять шум или просто засыпать спикеров неудобными вопросами. Но КГБ обо всем позаботился: большинство мест в кинозале, где проходила пресс-конференция, заполнили советские граждане, специально приглашенные лояльные журналисты и “прогрессивные” представители диаспоры (полсотни членов ТОУК). С ними предварительно поработали, “подсказав” “правильные” вопросы, которые надо задать.

Некоторые националисты все же прошли. За каждым был закреплен чекист.

КГБ приводит перечень из 11 вопросов, которые прозвучали во время пресс-конференции. Три из них были инспирированы самой спецслужбой. Все три – абсолютно “беззубые”: о деятельности Академии Наук УССР, Институт Филатова и достижения Жаботинского. Советская пресса в эти дни писала о том, как канадских журналистов интересует и сама Академия Наук. Но звучали и острые вопросы – в частности, о политзаключенных. “Не смотря на довольно острый и провокационный характер отдельных вопросов, пресс-конференция прошла на серьезном, деловом уровне и позволила выложить принципиальную позицию украинской делегации. Ответы членов делегации встречали одобрительными аплодисментами большинства присутствующих”, – подвели итог чекисты. В общую картину пресс-конференции не вписывается лишь тот факт, что на коктейле после ее завершения националисты имели возможность неформально пообщаться с членами советской делегации.

День “икс”
И вот наконец 22 августа – “День СССР”. Сначала – церемония на Площади Наций. Еще за 2 часа до начала торжеств свободных мест на трибуне почти не осталось – их заняли члены ТОУК, такие же “прогрессивные” представители армянской и литовской диаспор (сначала были планы привлечь еще местных русских и даже духоборов), работники советского павильона, туристы из СССР, местные чиновники и правоохранители. Одних только канадских полицейских в гражданской одежде было с полтысячи (напомним, на трибунах было 8 тысяч мест). Отдельные националисты все же попадали на трибуны. Однако, окружающие не давали им ничего сделать. Трое получили открытки, но раздать не смогли – их отобрали. Спеть украинский гимн тоже получилось – за нехватки мест активисты были рассеяны по всей территории, а для пения нужно было создать единую группу. Очевидно, советской стороне даже не пришлось применять подготовленные “шумовые эффекты”.

Не поднялся над Площадью Наций и спортивный самолет с листовками. По просьбе советской стороны, местная власть и полиция на 22 августа ограничили полеты частной авиации над городом. После церемонии было запланировано небольшую паузу. В настоящее время подготовлены советские граждане быстро отправились к павильону СССР, где должны быть следующие мероприятия, и заняли первые ряды в толпе. Позже подошли националисты – и поняли, что устроить манифестацию не получится: слишком много полиции, которая готова всех задерживать, а эффекта от акции все равно не получится.

Внутри павильона в этот день работали сразу две смены работников – при этом, одна из них наблюдала исключительно за поведением посетителей. Кто-то из националистов смог пронести внутрь открытки, спрятав в выставочный путеводитель – но их снова оперативно отобрали. Потерпев очередное поражение, украинские активисты попытались устроить раздачу агитационных материалов за пределами Экспо, в монреальских торговых центрах – однако полиция помешала, конфисковав 5 тысяч листовок.

За то, что раздать листовки не получилось, украинцы распространили их в виде платных объявлений в местных газетах. Акционировать этого дня старались в основном украинцы из других городов Канады и из США. Монреальские националисты остались дома – сказалась предварительная профилактическая работа полиции. “Можно считать, что комплекс мер, воплощенных в связи с подготовкой и проведением Дня УССР, окажет определенное влияние на местных украинцев, оживит в них интерес к Советской Украины, усилит тенденцию к культурного общения с УССР, приведет к дальнейшему расслоению в кругах украинской эмиграции”, – этим предложением председатель украинского КГБ Виталий Никитченко завершал последнюю посвященную “Дню УССР” доклад руководству республиканской Компартии.

Напоследок стоит отметить, что имеющиеся рассекреченные документы все же не раскрывают полной картины того противостояния. Мы не знаем, например, количество чекистов, принявших участие в операции, имена задействованных агентов из числа жителей Канады, способы, которыми было добыто благосклонность нужных людей (кроме билетов на концерт для полиции). Кроме того в сообщениях КГБ “наверх” иногда могла подаваться искаженная информация – в частности, как считают историки, спецслужба время намеренно преувеличивала масштабы той или иной угрозы, чтобы обосновать собственную важность для государства. Не исключено, что такие преувеличения есть и в документах относительно “Дня УССР” в Монреале. В конце концов, недостает точки зрения на те события с “другой стороны баррикад”.

Августовские номера диаспорных изданий, которые удалось найти, о несостоявшихся акциях молчат. Тем не менее, сформировать общее представление о работе чекистов по созданию желаемой “картинки” эти документы позволяют. 22 августа 1968 года в Монреале украинские националисты проиграли. Их “козырями” была разве что массовость и канадская демократия. В то же время, на стороне СССР были огромные ресурсы, опытный КГБ, канадская полиция и агенты влияния. Советские СМИ осветили монреальский “День СССР” исключительно в положительных красках – без всяких упоминаний о протестах. Даже если бы националистам в этот день удалось реализовать свои планы, советские граждане, вероятно, об этом не узнали бы. “Картинка” тщательно создавалась с расчетом на иностранного зрителя – а своему в любом случае показали бы только то, что надо. Павильон СССР стал рекордсменом по количеству посетителей на Экспо-67. Коммунистическое государство получило еще одну “золотую медаль” в “общий зачет” Холодной войны».

Этот материал появился в рамках проекта Центра исследований освободительного движения — «Deconstruction. Архивы КГБ для медиа», который стал возможным благодаря поддержке Посольства Чешской Республики в Украине в рамках программы Transition, а также Международного Вышеградского Фонда совместно с Министерством иностранных дел Королевства Нидерландов.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.