Философский смысл выборов в Венгрии

Top-bit
Top-bit

Недавняя победа на выборах в Венгрии двух правых партий — «Фидес» в союзе с христианскими демократами и партии «Йоббик» — бесспорно, станет вехой и знаком в современной европейской истории. Вместе они набрали почти 70% голосов и это говорит о первом полном поражение либеральных сред в стране, которые абсолютно доминируют во всей Европе после 1945 года. Это если не считать страны т.н. «Социалистического блока» в период с конца 1940-х годов до конца 1980-х гг., который на самом деле был не блоком, а зоной военно-политического доминирования коммунистической России.

Еще никогда либералы не были столь маргинализированы в какой-то стране, как в настоящее время Венгрии. Заметим, что венгерские правые — это настоящие правые силы, с последовательной и принципиальной идейной программой. Это не такие фиктивные правые, как, скажем, блок ХДС-ХСС в Германии или республиканское движение во Франции, которые на самом деле являются либеральными партиями и только маскируются некоторыми правыми лозунгами учитывая большие традиции правых движений в прошлом этих стран.

Венгерская партия «Фидес» — это классическое правоконсервативное движение, основанное на идеях сохранения духовных традиций нации, усиление принципов порядка и ответственности в государстве, отрицание духа коммерциализации и хаоса, противостояния космополитизма и мультикультурализма, утверждения христианских ценностей, последовательной защиты национальных интересов как приоритетности и т.д. .

«Йоббик», или движение «За лучшую Венгрию», — это националистическая партия, исповедующая идеологию национальной экспансии венгров, граничит с шовинизмом. Она часто раньше делала антисемитские и ксенофобские заявления, выступает против европейских интеграционных процессов; также отмечает традиционалистские и христианские ценности, необходимость бороться с транснациональными компаниями. «Йоббик» активно ведет работу с венгерской диаспорой в соседних государствах, в т.ч. в Украине, подстрекая их к наступательным действиям, в частности с требованиями автономии.

Мы уже писали об особенностях венгерского национализма, отметили, что он сформировался как один из самых сильных национализмов в Европе. Его характеризуют мощное как чувство национального превосходства в отношении других народов, миссионерство в видениях, сильный ассимилирующий инстинкт, стремление и воинственность, экспансивность и дисциплинированность.

Венгры появились в Средней Европе как нация-гегемон, нация, которая имеет в своей памяти идею великой империи времен Средневековья, когда она охватывала земли современных Боснии и Хорватии, больших частей Сербии (север) и Румынии (Трансильвания), всей Словакии и украинском закарпатье. В течение XIX — начале ХХ в. венгры благодаря стратегическим действиям своей шляхты и через массовую мобилизацию гражданства на основах героического национализма превратились в одну из самых мобильных современных наций в Средней Европе.

Высокий уровень гражданской дисциплины, развитая идеология национально-культурного доминирования в макрорегионе, воспитанная способность к быстрым организационных и боевых действий обеспечили им существенное преимущество на землях других народов, где венгры массово проживали веками — в Хорватии, Воеводине (Сербия), Трансильвания и Словакии, понятно , в Закарпатье. Даже два сверхмощные удары со стороны внешней политики — поражение венгров в составе Австро-Венгрии в 1-й мировой войне и поражение хортистской Венгрии как союзника нацистской Германии во 2-й Мировой войне, не сломать позвоночника этой нации. Венгры и дальше оставались народом с очень высоким чувством собственного достоинства и гордости, образованным, выработанной высокой культурой, способным к системным и организованных действий в защите своих национальных интересов.

Чувство ответственности за тех почти 2 млн. Венгров, остались жить после 1920 (следствие Трианонского договора, по которому большие территории, которые этнически венгры считали своими, в Словакии, Румынии, Хорватии и Сербии, провинция Бургенлянд в Австрии и украинское Закарпатье отошли в соседних государств) постоянно питало венгерский национализм. К этому добавлялось то, что венгры культурно и этнически чувствуют себя чужими, отделенными среди своих соседей — преимущественно славян и еще румын (их язык относится к уральской семьи языков, к финно-мансийской группы финно-угорских языков) — и это стимулировало среди них сознание необходимости постоянных культурно-информационных и идейных действий в защиту своей идентичности.

Именно поэтому сегодня венгры так упорно и массово выступили против политики мультикультуризма и расселения мигрантов из стран третьего мира: они с настороженностью восприняли новые вызовы и угрозы по ассимиляции венгерской нации в едином космополитическому пространстве объединенной Европы. К слову, профессия филолога в Венгрии считается одной из самых престижных, таким образом нация защищает свою идентичность.

Обычно господствующие в Европе и Украине либеральные СМИ стремятся представить победу правых в Венгрии как некий очередной «всплеск популизма, экстремизма и ксенофобии по переселенцев», как «хитрое желание авторитарного правительства В. Орбана жить за счет дотаций из ЕС и одновременно критиковать его за неправильную гуманитарную политику »и другие. В этом есть доля правды, но это и не объясняет до конца смысл подъема консерватизма и национализма в этой стране.

Как известно, лидер «Фидес» Виктор Орбан и его команда сделали акцент в своей критике ЕС и в целом либеральной системы Запада на цивилизационных, этно-культурных и этико-духовных проблемах. На выборах в Венгрии, может, впервые за многие десятилетия в Европе доминировали вопросы именно идейно-философского содержания, а не социально-практицистського. И в этом заключается знаковость этих выборов и вообще внутренней политики Венгрии.

Венгерские правые громко заговорили о духовном кризисе современной Европы, ее страшную антихристианскую сущность, о абсолютное господство в ЕС коммерционализма как образа жизни и мышления, о профанации и фиктивизацию системы демократии, реально превращается в удобный инструментарий для капиталистической олигархии, чтобы всячески фальсифицировать выборы с помощью скупленных СМИ, аналитических политологических центров и обычного подкупа, путем преобразования самой массы избирателей в безликую, безыдейную, меркантилизовану толпу, которая реально никак оп Лива на ход истории.

Как когда-то выразился знаменитый философ Освальд Шпенглер, над миром нависла «ужасная угроза порабощения торгашами», а сам мир превратился в «систему провинций, население которых эксплуатируется олигархией торговцев с помощью купленных парламентариев и законов» (это в книге «Прусацтво и социализм»). Сегодня, возможно, как никто больше, Украина и украинцы, к сожалению, понимают, что такое абсолютное господство олигархии. Поэтому тенденции в Венгрии обращаются к нам особенно жарко.

В своей внешнеполитической риторике В. Орбан подчеркивает необходимость консолидации среднеевропейских государств, то есть т.н. Вышеградской четверки: Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Это означает, что в Европе намечается маркантна линия ценностно-идеологического содержания, особенно, если мы вспомним, какую большую роль сейчас играют во всех названных странах консерваторы и националисты, очень упорно критикуют политику Евросоюза в отношении мигрантов из Африки и мусульманского мира.

В том, что на проблему миграции так остро отреагировали среднеевропейские страны, в которых одновременно самых мигрантов очень мало, просматривает знак времени: именно среднеевропейские общества, еще не так разложены либеральным прагматизмом и космополитизмом, к которым мы еще можем зачислить подобные по ориентациям нации трех стран Балтии, Румынии, Сербии, Хорватии, Болгарии и добавить существенно справилу вследствие недавней победы консерваторов Австрию, способные противостоять тем нивелирующей тенденциям космополитизма и социального меркантилизма, я ки десятилетиями доминируют на Западе.

Однако в этой международной политической тенденции есть и обратная темную сторону, а именно: как и большинство последовательных правых в Европе, венгерские партии «Фидес» и «Йоббик» в своей антилиберальной стратегии ориентируются как на альтернативу на Россию и на политику ее президента В.Путина . Этому есть объективные политические причины: в западном мире, к которому примкнула Венгрия от 1990, абсолютно доминируют либерально-космополитические ценности; чтобы найти себе какую-то идейную опору, европейские правые указывают на пример России как страны якобы сплошь «консервативной», «национальной».

«Они не понимают, что никакого консерватизма и национализма как идеологии в России нет, что там всегда правила и правит деспотичный, грубая и алчная управленческая бюрократия»

И это имеет свою логику: правым надо показать своим избирателям, что альтернатива плутократическим, циничном, ложном либерализму есть. Однако в этом заключается их большая ошибка. Они все, безусловно, не знают России, как не знали его до конца и все предшественники современных европейцев в XVIII-XIX вв., Создавая миф о «духовной, гармоничную, благородную» Россию, особенно, когда они начитувалися романов Л. Толстого и Ф .Достоевського. Они не понимают, что никакого консерватизма и национализма как идеологии в России нет, что там всегда правила и правит деспотичный, грубая и алчная управленческая бюрократия, которая сегодня называется партия «Единая Россия».

Все европейские правые не осознают, что в России совершенно нет гражданства как явления, там всегда были и есть только деспотия монарха, власти (генерального секретаря, президента) и бесконечно охлократизована, по-рабски воспитанная, вульгарная масса, которой сегодня так удобно манипулирует В .Путин.

Россия в представлениях европейских правых превратилась в фантом: она ирреальная в их восприятии, непостижимая и неуловима для определения. Собственно, за это фантомность в восприятии России европейцы расплачивались и после 1812, когда вместе победили Наполеона и Россия стала опорой для реакционного монархизма повсеместно. И после 1-й мировой войны, когда Россия выплеснула на Европу грязные и разрушительные массы левых большевиков-экстремистов, а они были не готовы им противостоять. И после 2-й Мировой войны, когда Россия вместо сотрудничества после победы над нацизмом взялась повсеместно в мире стимулировать тоталитаристских движения и идеологии.

Для Украины уверенная победа венгерских правых в таком геополитическом контексте, по неприятность, значит не много приятного. Понятно, что великодержавные давление Венгрии в Закарпатье, где проживает большое венгерское меньшинство (до 120 тыс.) Только усилится. И первым ответом на это должно быть существенное укрепление национальной идентичности закарпатских украинский, которые сейчас своей идейной неопределенностью, гражданской пассивностью, существованием русинского сепаратистского движения только стимулируют венгерский экспансионизм в регионе (подробнее о путях укрепления украинства края и противодействия венгерским воздействиям см. Нашу статью «Как решают венгерскую проблему в Закарпатье? »).

Второй ответом должна стать новая геополитическая доктрина Украины по Средне-Восточной Европы: современная наша пролибералистична линия должна измениться на собственную идеологическую программу по развитию консервативных стратегий в этом макрорегионе. В то время, когда вся Средняя Европа демонстрирует ценностный поворот вправо, Украина остается такой себе наивной пролиберальной аграрной республикой с совершенно безответственной властью олигархата. И в этом коренится вся проблема ее международных поражений и промахов.

Мы, к сожалению, уподобляемся народов Латинской Америки в XIX в., Которые собезьянничали демократическую конституцию США и думали, что это автоматически осчастливит их. Оказалось, что нет. Счастье не пришло само. Для получения счастья надо сначала трудно поработать: над своим характером, силой воли, морали, внутренним идеализмом души, дисциплиной труда. А такие свойства и ценности воспитывает не либеральная демократия, а консерватизм как идеология и практика консолидированной нации.

Оказалось, что латиноамериканцы на века погрязли в коррупции, безответственности и тиранических режимах, началось их цивилизационное отставание. Они до сих пор не могут дать ответ на вопрос: почему демократические формы и нормы, став основой для невероятного подъема США, не работают в Южной Америке? И поэтому не работают, что США является прежде всего консервативной страной, для которой на первом месте стоят национальное достоинство и величие, чувство иерархии и законности, преданность традициям и этическая добросовестность при выполнении каждого дела, которые она приобрела во многом благодаря своей большой религиозности, благодаря фанатизму и жертвенности тех первых пуритан-протестантов, которые заселили ее в бурном XVII в.

Либеральные формы и методы деятельности были для североамериканцев только инструментарием для самоутверждения, а не философской сути. Каждая нация, чтобы стать сильной, должен пережить свой период бурного, победного национализма, в котором закаляется его воля и характер. Для США таким периодом были суровые и драматические события от эпохи войны за независимость (конец XVIII в.) К гражданской войне 1861-1865 гг. С этих событий вышел американец-воин, американец-принципиалист, упорный индивидуалист и предприниматель, гордый за свою свободу и свои права, но бесконечно ответственный перед Идеей Отечества.

Современные украинцы хотят обмануть историю и построить себе сильное государство без национализма. Они почему-то, несмотря на свой нынешний рационализм, забывают, что чудес на свете не бывает, что сила воли и национальный характера не зродяться с атмосферы либеральной демократии, в которую они так искренне верят. Они не хотят понять, что нации не формирует пропаганда вседозволенности и эгоизма, чем сегодня охвачено украинское общество, пропаганда практицизма и приспособленчества. Идеология либерализма является для нас сейчас соблазном дьявола: он улыбается нам с Запада видением сытости и богатств, максимальной свободы и комфорта и ничего не говорит об испытаниях истории и потребность героизма в ней, без которых народ прозябает, превращается в бесформенную массу, которой манипулируют другие .

Не думаем, что выборы в Венгрии станут сигналом и побуждением для большинства украинский хотя бы подумать о своих традициях и проблемы национального сохранения, потому что слишком те погружены в мишуру прагматизма и популизма. Надеемся только, что они станут хотя бы идейно-теоретической пищей для людей мыслящих.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.