Война на Донбассе: на что надеяться в этом году

Top-bit

Фото: EPA/UPG

Последняя встреча Трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на Востоке Украины, которая прошла в Минске 30 мая, не привела к прогрессу в переговорах, как и огромная череда встреч в белорусской столице до этого. Отсутствие результатов заставляет задумываться над новыми инструментами разрешения конфликта на Донбассе. Возможен ли выход из минского тупика, если да, то какой, и на какие изменения можно надеяться в этом году, разбирался «Апостроф».

Минский переговорный формат по урегулированию вооруженного конфликта на Востоке Украины был создан в начале сентября 2014 года после иловайской трагедии. Россия в соглашениях фигурирует как участник переговоров, но не как сторона конфликта. Таким образом, с самого начала минского процесса был создан спойлер – фактически переговоры ведутся не с Россией, а с марионеточными ставленниками Москвы в оккупированных Донецке и Луганске. В то время как любые реальные продвижения по любому из направлений происходят только с согласия Кремля.

На последних заседаниях контактной группы, на которых Украина поднимала тему освобождения украинских заложников, в том числе тех, которые находятся в российских тюрьмах, Москва как раз и использовала эту карту.

«Позиция россиян феерическая (дословно): Россия – не участник конфликта, поэтому в Минске не может обсуждаться тема освобождения украинцев в российских тюрьмах и россиян в украинских», — сообщила в Facebook по итогам встречи представитель Украины в гуманитарной подгруппе ТКГ, вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко.

Кроме того, украинская сторона выносила на обсуждение ряд других актуальных вопросов: ухудшение безопасности на Донбассе, гибель мирных жителей в ходе обстрелов, допуск представителей Красного Креста в тюрьмы на оккупированные территории и в России. Но никакого ответа, по словам Геращенко, Украина на свои требования не получила.

В очередной раз переговоры закончились ничем. Что же дальше?

Новые форматы

В экспертных кругах давно уже высказывается мысль о том, что минские встречи утратили смысл и требуют перезагрузки, а то и вовсе прекращения. Правда, не стоит забывать, что «Минск» был поддержан резолюцией Совета безопасности ООН 2202. Игры с резолюцией Совбеза и, соответственно, с Минскими соглашениями могут закончиться тем, что вместо наказания агрессора будет наказана пострадавшая сторона – Украина.

«Я сторонник того, что Минские соглашения сыграли свою роль. Теперь мы должны искать новые векторы развития. И Украина должна подключить к переговорам Великобританию, США и ЕС», — рассказал «Апострофу» экс-комбат, замглавы фракции «Народного фронта» Юрий Береза. Участие Германии и Франции в переговорах, по мнению нардепа, изжило себя. «Они зависимы от денег России», — пояснил «фронтовик».

Однако «нормандский формат» с участием Берлина и Парижа в 2014 году образовался именно потому, что Россия не видела британцев и американцев за столом переговоров и согласилась лишь на более приемлемых для нее немцев и французов. С тех пор отношения Москвы с Лондоном и Вашингтоном лишь ухудшились, и если Украина предложит поменять переговорный формат, то Кремль, вероятнее всего, обвинит Киев в срыве мирных переговоров.

Первая встреча лидеров стран — членов нормандского формата состоялась 6 июня 2014 года в замке Бенувиль (Кальвадос) Фото: Stephane Ruet

«В 1994 году мы подписали Будапештский меморандум. Основные государства – Россия, США, Великобритания – гарантировали нам территориальную целостность. Поэтому сейчас мы снова должны вернуться к такому формату встреч», — настаивает Береза.

Своего коллегу частично поддерживает и депутат от «Блока Петра Порошенко» Вадим Денисенко. «Американцы были бы не против войти в эти переговоры. Но все упирается в Россию [которая не дает согласия на переформатирование переговорного формата]», — считает парламентарий.

Хотя США не являются частью «Минска», как известно, они уже задействованы в переговорном процессе – на уровне встреч между спецпредставителем Госдепа США по вопросам Украины Куртом Волкером и помощником президента России Владиславом Сурковым. А тот факт, что Вашингтон не подключился к минскому формату, может объясняться нежеланием американцев принимать участие в неэффективном процессе.

«Они проводят самостоятельную политику. Скорее всего, они нацелены решать вопросы напрямую с правительством России. Поэтому любые форматы им неинтересны. Американцы просто не хотят каким-то образом привязываться формально к реализации подобных соглашений», — предположил в комментарии «Апострофу» политический эксперт Петр Олещук.

Альтернативы

Военный эксперт Олег Жданов акцентирует внимание на том, что Украина за все годы российской агрессии так и не решилась признать статус войны на Донбассе.

«У нас гигантская финансовая, экономическая и политическая зависимость от Москвы. Это не позволяет многим политикам признать военную агрессию Кремля против нашего государства, — сказал «Апострофу» эксперт. – Но если Украина все-таки решится на этот шаг, то нам проще будет вести диалог на международной арене. Мы поставим весь мир в позицию принятия решения относительно России».

Но, по мнению других экспертов, такой шаг сейчас просто неуместен. «Все нужно делать вовремя, — считает украинский дипломат, эксперт Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук. – Если бы Киев объявил действия РФ военной агрессией в 2014 году, соответственно, ввел военное положение и перевел все управление государством в военный режим, это было бы воспринято с пониманием. Принятие такого шага сегодня только усилит восприятие в мире нынешнего украинского руководства как не совсем адекватного и серьезного партнера. Будем иметь своего рода «эффект Бабченко», только в дипломатии».

Фото: EPA/UPG

Нардеп от «Народного фронта» Леонид Емец считает, что если Украина на официальном уровне объявит России войну, то последствия могут быть серьезными. «Мы потеряем большую часть международной помощи и поддержки, потому что тогда наши международные партнеры будут вынуждены встать на сторону одной из воюющих сторон. А они предупредили нас, что делать этого не желают. И участвовать в любой войне также не хотят», — сказал «Апострофу» депутат.

Тем временем уже с 2016 года экспертное сообщество предлагает компромиссные инструменты для реализации Минских соглашений. «В 2016 году доноры нас попросили смоделировать имплементацию Минских соглашений, то есть предложить инструменты, которые бы не противоречили «Минску» и в то же время сделали возможной его реализацию. Мы предложили вариант международной временной переходной администрации под руководством ООН. Это очень интересная и инновационная форма миротворческих сил, которые не только входят на линию разграничения, но и берут на себя все функции администрации на территориях, которые не контролируются украинскими властями, с целью возобновления безопасности, правопорядка и реинтеграции этих территорий, — говорит Филипчук. – Именно эта форма миротворческих сил отвечает нашим интересам и может дать толчок к урегулированию конфликта. Остальные идеи – охрана наблюдателей ОБСЕ или введение на линию разграничения – ничего системно не решат».

Напомним, что в прошлом году тема миротворцев на оккупированных территориях активно обсуждалась на международном уровне, в частности во время переговоров Волкера-Суркова. Но новая волна противостояния России с США и Великобританией в конце прошлого — начале нынешнего года фактически свела на нет какой бы то ни было прогресс в переговорах.

Отказаться от «Минска»?

Несмотря на то, что многие эксперты констатируют неэффективность минского процесса в урегулировании конфликта на Донбассе, отказываться от него невыгодно Украине.

Во-первых, на встречах в Минске хоть и со скрипом, но все-таки решаются некоторые гуманитарные вопросы, например, освобождение заложников и политзаключенных.

Во-вторых, к Минским соглашениям привязаны западные санкции против России.

«Главный результат минского формата – это его невыполнение Россией, которое и является основой для наложенных санкций», — напоминает «фронтовик» Леонид Емец.

Обмен пленными между Украиной и самопровозглашенными псевдореспубликами Донбасса, 27 декабря 2017 Фото: EPA/UPG

За продолжение участия Украины в минских переговорах выступает и депутат Вадим Денисенко. «Их стоит продолжать до того момента, пока мы не найдем новый формат. Нужно ли что-то менять? Да, безусловно. Возможно ли это сделать сейчас? Я, честно говоря, сомневаюсь. Но выйти из переговорного процесса – это худшее, что мы можем сделать», — сказал он в комментарии «Апострофу».

Василий Филипчук считает, что новое решение по Донбассу должна предложить именно Украина. Проблема в том, что политическая верхушка страны оглядывается в этом вопросе на международных партнеров.

«На данный момент все ждут перезагрузки власти в Украине. После этого в 2020 году – выборы президента в США. Новое окно возможностей по этой логике появится где-то в середине 2021 года. А это так далеко, что загадывать даже нет смысла. Что может быть в этом году, так это если в случае успешного решения северокорейского кризиса американский президент получит определенный кредит доверия и может решиться на договоренности с российским президентом по определенному кругу вопросов, прежде всего относительно Украины. Вот тогда и может открыться окно возможностей для урегулирования конфликта на Донбассе, причем произойти все это может довольно быстро. Шансы на такое развитие событий есть, хотя они и очень небольшие», — подытожил дипломат.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.