Свежие новости

​Социологический опрос: наука или инструмент манипуляций

Top-bit

Фото: УНИАН

Если верить определению, которое предлагают нам современные профильные учебники, «социологическое исследование» — это система логических и последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур для получения научных знаний о социальном явлении или процессе. Между тем, если спросить практически любого украинского социолога, политолога, или даже простого обывателя, чем являются социологические исследования в условиях современной украинской реальности, то в их определениях научный аспект окажется едва ли не на последнем месте. Так уж повелось, что в Украине понятия «социологическое исследование», «социологический опрос» давно и прочно утвердились, прежде всего, в статусе важных инструментов влияния на общественное мнение, а не его изучения. В том, как используются мунипулятивные социологические технологии в ходе нынешней президентской кампании, разбирался «Апостроф».

Автору этих строк довелось однажды посмотреть телевизионную передачу, где два американских комика на практике демонстрировали, как манипулируя вопросами в анкете для соцопроса, получить в итоге желаемый результат. Опрос касался отношения к смертной казни в США. В первом случае юморист «готовил» респондентов к ответу с помощью наводящих вопросов, вроде «знаете ли вы, что количество убийств и изнасилований в стране кардинально выросло» и «готовы ли вы к тому, что член вашей семьи или ваш ребенок станет жертвой насилия». Последним задавался вопрос «поддерживаете ли вы смертную казнь». Во втором случае вопросы звучали примерно так: «знаете ли вы, что ежегодно сотни невинных людей в мире казнят из-за ошибок в судебной системе и что вы сами можете стать такой ошибкой» и «помните ли вы, что согласно божьим заповедям и Конституции жизнь человека является наивысшей ценностью». В конце также задавался вопрос о смертной казни. Ожидаемо, что в первом случае больше оказалось сторонников смертной казни, во втором — противников.

Это только один из примеров манипуляции общественным сознанием с помощью социологических опросов для получения нужной «картинки», который, кстати, касается лишь довольно узкого элемента таких исследований — формулировки содержащихся в них вопросов. На деле же способов превратить соцопрос из объективного анализа общественных настроений в инструмент влияния — десятки, если не сотни. Сегодня можно утверждать, что украинский политикум взял на вооружение многие из технологий и с успехом использует в борьбе с конкурентами.

Рассматривая соцопросы в контексте влияния на общественные/политические настроения, начать, пожалуй, стоит даже не с формулировок вопросов, а с гораздо более раннего этапа — появления заинтересованности у «заказчика». Ни для кого не секрет, что проведение профессионального соцопроса — занятие не из дешевых. Поэтому, обычно у таких исследований есть бенифициары. В случае с политическими рейтингами — заказчиками нередко выступает вполне конкретная политическая сила или отдельный политик.

На этом этапе все же стоит разделять политические соцопросы по их целям. С этой точки зрения существуют опросы «для внутреннего использования», данные которых, обычно, не становятся достоянием общественности, а используются исключительно самим заказчиком для каких-то тактических или стратегических целей, вроде планирования дальнейших шагов, реакций и координирования риторики. Такие социсследования в силу их непубличности, тем не менее, оказывают определенное влияние на политические процессы в обществе, поскольку все же вносят коррективы в действия конкретной политической силы.

Однако влияние «внутренних» опросов не идет ни в какое сравнение со вторым типом, который условно можно назвать «медийными социсследованиями», данные которых изначально предназначены для разгона в СМИ с целью манипулирования обществом.

«Достаточно распространенной является практика, когда социологические структуры пытаются давать такие результаты, которые могут удовлетворить заказчика. А заказчик — партия или потенциальный кандидат. При этом результаты опроса являются, фактически, их собственностью. Поэтому они могут не дать разрешение на публикацию этих данных социологам. Или могут дать разрешение на публикацию части данных, касающихся например, рейтингов», — пояснил «Апострофу» глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

Далее возникает вопрос с выбором компании, которая проводит опрос. В Украине таких организаций хватает — несколько десятков, хотя тех, которые имеют более-менее сформированную репутацию, не наберется и десяти. От выбора исполнителя зависит, насколько легко заказчику будет повлиять на конечную картинку. С малоизвестными социологами «договориться» проще, с известными компаниями, оберегающими свою репутацию, сложнее, однако и на них есть рычаги влияния. К примеру, как уже упоминалось, заказчик может потребовать не публиковать «невыгодные» результаты исследований или публиковать их не в полном объеме, что может серьезно исказить реальную картину.

«Избирателям нужно внимательно смотреть, кто представляет результаты социологических опросов. Если эта структура уже давно работает на рынке, то нет никаких оснований ей не доверять. Но хочу напомнить, что перед выборами появляется много псевдосоциологических структур, прямо и грубо манипулирующих рейтингами. Они могут дорисовывать рейтинги малоизвестным кандидатам, а доверчивые избиратели будут в эти результаты верить», — подчеркивает Кошель.

Следующие этапы, на которых возможны манипуляции, — это формирование вопросов (пример подтасовок с формулировками мы уже приводили), и, собственно, сам процесс проведения социсследования. Дело в том, что результаты социсследования во многом зависят от ряда характеристик опрашиваемого контингента — региона проживания, возраста, социальной принадлежности. «Правильно» выбранные параметры дают возможность «скорректировать» результат в нужную сторону. Таким образом, даже вполне «честный» на первый взгляд соцопрос превращается, по сути, в манипуляцию.

Не так давно о случае такой манипуляции упоминала известный социолог Ирина Бекешкина, которую поразил внезапный прыжок симпатий общества к одной из политических сил с 0,4% до 5,1% Оказалось, что социологи, ответственные за исследование, решили не проводить опрос в областных центрах, хотя представили его как общенациональный. Сделано это было, по словам Бекешкиной, с целью убрать из выборки «мусорную» категорию респондентов, в данном случае, областные центры. «Зачем это делается? В свое время один политтехнолог объяснил: социологические рейтинги влияют не так на электорат, как на спонсоров. Партия проходная – значит, нужно в нее вкладывать деньги (и своих людей)», — поясняет Бекешкина.

Однако самые мощные подтасовки, конечно же, встречаются на этапе интерпретации и обнародования полученных результатов исследований.

«Главные манипуляции имеют место на этапе трактовки результатов соцопросов, когда отдельные политические силы делают ряд заказных материалов для того, чтобы достаточно свободно трактовать эти результаты», -полагает глава КВУ.

Наиболее банальный способ — это когда просто «рисуются» нужные заказчику цифры, которые никак не коррелируются с реальными данными опроса. Более изощренный способ — манипуляция десятыми долями процентов. Такой способ используется, чтобы, например, показать позитивную динамику рейтинга заказчика на фоне других публичных исследований. Вычислить такую подтасовку сложно, это не всегда может сделать даже социолог-профессионал.

Причем манипуляции на этом этапе могут касаться даже не цифр, а формы и содержания информационных материалов. Иногда встречаются совсем уж удивительные случаи, когда результаты исследования, проведенного одной компанией, выдают за опрос другой. Например, рассмотрим относительно недавнюю публикацию «Гриценко догоняет Тимошенко в президентском рейтинге — опрос GfK Ukraine», которая вышла сразу на нескольких информационных ресурсах. Из заголовка публикации следует, что проводила исследование социологическая компания GFK. Однако если изучить, собственно, сами материалы исследования, иллюстрирующие публикацию, то на них можно обнаружить логотип совсем другого центра — Corestone.

Интересно и то, что новость с таким заголовком впервые (за два дня до появления на других ресурсах) вышла на сайте издания, которым руководит жена из одного фигурантов опроса. Правда, затем дата публикации удивительным образом была изменена, чтобы факт, что именно это издание было первоисточником информации с не совсем корректной ссылкой на GFK не так бросался в глаза:

Сегодня уже можно констатировать, что в Украине началась избирательная кампания. А это означает, что подобного рода «случайности» и «нестыковки» при обнародовании данных социсследований будут встречаться все чаще. Уже сейчас в данных различных социологических центров можно обнаружить не вполне понятные перекосы в сторону того, или иного кандидата. К примеру, консолидированный рейтинг авторитетных Центра Разумкова, SOCIS и КМИС показывает, что за действующего президента готовы проголосовать 7,1%, в то время как по опросам Центра Драгоманова у Порошенко довольно неожиданно оказывается целых 12,3%. Конечно, можно списать подобный перекос на разницу в методологии, однако 5% это уж как-то слишком.

В свою очередь публикация данных соцопросов, которые, как мы видим, вызывают множество вопросов, способна кардинально повлиять на электоральное поведение граждан, считает политолог, эксперт Международного центра перспективных исследований Игорь Петренко.

«Часто опросы проводятся вообще не столько с целью выявления мнений избирателей о кандидатах, сколько с целью агитации в такой своеобразной форме за своего кандидата. На формирование предпочтений избирателей, а, значит, и на результаты выборов, сильно влияют и сами факты публикаций результатов опросов. Средства массовой информации публикуют результаты опросов, как итоги своеобразного делегирования прав и представления интересов социальных групп определенным политикам и политическим партиям, что не соответствует реальной, намного более сложной картине политической жизни. В итоге сами опросы становятся средством формирования мнений граждан, а не средством их выявления. А средства массовой информации в ходе избирательных кампаний чаще всего отображают ту реальность, которую сами же и сформировали», — сказал он.

По словам эксперта, это приводит к тому, что ни одна социологическая служба, проводящая опросы в ходе избирательных кампаний, не может считаться полностью неангажированной. «Каждая из них неизбежно включается в процесс, при котором опубликованные результаты опросов влияют на результаты последующих опросов, которые тоже публикуются и т.п. При этом опросы, проводящиеся даже задолго до дня голосования, почти полностью ориентированы на тематику предстоящих выборов», — резюмировал аналитик МЦПИ.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.